• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:12 

мне нравятся люди с трудной жизнью, какие они ни были. они не сдаются и идут вперед, преодолевают преграды...Конечно, они меняются и не всегда в лучшую сторону, и даже сломленные и озлобленные достойны уважения.

11:09 

Название:Жар.
Автор:Miss M.A.V.
Бета:снова Word и я…
Фендом:Naruto.
Пейринг:Нейджи/Хината,намек Хината/Наруто
Жанр:Драма
Рейтинг:R
Категория:Гет.
Дисклеймер:Masashi Kishimoto.
Размещение:только Aj-Soo-Lu.
Предупреждения:ООС,инцест,AU от канона.
Размер:Мини.
От автора:продолжаю тематику инцеста по Наруто;)


Хината любит Наруто.
Об этом догадывались все- от Кибы и Шино, товарищей по команде, до самой Цунаде. По тому, как она приходит в неописуемое волнение в его присутствии ,зажимаясь ещё больше и краснея до корней волос, невозможно не догадаться. Только самый последний дурак в Конохе не знал об этом.
До недавней поры.
Внешне кажется ,что Хината совсем не переживает. Что ничего не изменилось. Но Нейджи видит запавшие щёки, искусанные, посеревшие губы, и воспаленные, покрасневшие глаза, которые она старается скрыть ото всех, избегая встречных взглядов. Никто не замечает этого, да и нет времени замечать этого-восстановление Конохи в самом разгаре.
Нейджи слышит, как она плачет скрытая за пологами своей палатки, едва уловимые, усиленные ночной тишиной всхлипы больно режут по ушам. Медленно убывающий месяц скорбно светит сквозь узкий зазор, возвышаясь к мрачному зениту.
Хината любит Наруто.
Нейджи с озлоблением смотрит на зыбкую лужицу света на полу, сжимая безвольные до этого пальцы в кулак.
...При встречах она смущается, впрочем как всегда, и быстро прячет глаза под трепещущими ресницами, лепеча что-то уважительное, но он не понимает смысла её слов. В ушах звенит от прилива крови, а сердце бьется где-то в горле, отчего становится больно дышать. Нейджи видит изгиб её шеи, полуприкрытый тёмными волосами, дразнящее уходящий вглубь, в тяжелый мрак, созданный одеждой, и до остервенения хочет прикоснуться к нему, отведя пальцами легкие пряди, и согнать эту темноту с её кожи.
Дышать стало ещё больнее, а сердце сдавило грудь, и руки уже сами тянутся к ней, близкой, и в то же время бесконечно далекой.
Нейджи с тоской, лютой и вязкой, как смола, смотрит ей в след, и ощущает, как его всего- и тело, разум, душу, сердце сжигает безумный, неистовый жар, медленно распространяясь по венам. Её хрупкая фигурка тонет в лавине света, и он понимает, что ненавидит её настолько же сильно насколько это пламя, вызванное ей причиняет боль.
Окруженный зыбкими стенами темноты, пугливой и ненадежной, он с мучительным вздохом освобождается от одежды, как от пут, и быстро проводит рукой по всей длине, подавляя свое хриплое, натужное дыхание.
Дрожащий луч месяца забивается в щель, уходя все дальше, к дыре, от которой проник, разрезая тьму неуверенно, робко.
Жар сжигает его изнутри, швыряет из стороны в сторону, выбивает из легких прохладный ночной воздух. Нейджи прокусывает губу, теряя силы, чтобы молчать, чтобы не застонать жалобно, протяжно, как раненый зверь. Он не доверяет обманчиво надежной тьме, плывущей в глазах, окутывая так ласково, так нежно, что нет никаких сомнений в её лживости.
Из щелей проникает вовнутрь легкий воздух, принося с собой громкое пение сверчков в высокой траве, полной разнообразными ароматами скромных ночных цветов, невидимых глазу.
Всегда те, кто неприметен, тих, способны создавать что-то незаменимое, прочное, ценное.
Липкая, почти горячая жидкость стынет меж пальцев, стекает с напряженно подрагивающего живота, смутно белеет на земле. Нейджи бессмысленно смотрит на пятно света, ощущая, как схлынула волна адского жара, унося с собой все мысли, чувства…Он ощущает себя разбитым, обессиленным, и главное- ужасно пустым, как полая тростинка. Мертвым.

Восстановление деревни проходит быстро, и, чтобы не вызвать подозрений соседних стран, шиноби Конохи, усталые после битвы с Пейном и отстроения своих жилищ, вынуждены отправляться на миссии.
Хината, натянуто улыбаясь, говорит своему отцу, что задание, порученное ей, пойдет на пользу всей деревне, и что она просто обязана с ним справиться. Нейджи видит, как она незаметно морщится от легкой боли потрескавшихся губ, сведенных судорогой, и чувствует, как копошится в груди отравленное ненавистью и гибельным жаром сердце.
...когда она возвращается одним ясным вечерним днем, он сразу замечает неуловимую перемену в ее облике. что-то странное блестело в усталых глазах, таилось в движениях, походке, голосе, явственно проступало в улыбке, почти такой же, как всегда, за исключением какой-то чуждой ей быстротой, вороватостью, на секунду проскальзывающих в изгибе сухих, сжатых губ.
В подлинности ее личности сомнений быть не могло. но тревога не хочет уходить.
Никто, кроме него, не замечает никаких перемен в ней, продолжая уделять ей не больше внимания, чем обычно .для всех она осталась милой, скрытной Хинатой, которая боится своей тени, смущается всех подряд и борется за признание своего отца, клана, деревни.
...Хинатой, которая любит Наруто.
Лишь Нейджи замечает, как почти смертельная бледность одела ее лицо, как заострились скулы, делая ее похожей на голодную, усталую кошку.
все чаще она без всяких причин вспыхивает, обливаясь болезненным румянцем, опуская осоловевшие глаза, и усиленно хватает ртом воздух. движения ее становятся неверными, слабыми, но достаточно быстрыми, чтобы незаметно ускользнуть.
и обеспокоенный Нейджи однажды идет ей вслед, стараясь не выпускать из виду ее силуэт в темноте, подрезанной лучами месяца, и вновь разгорается тлевшее пламя, раздуваясь от легкого ветерка от ее движений. волнение пробивает его всего, заставляя бежать быстрее, выхватывать глазами кончики развевающихся прядей.
она забегает в свою комнату и, судя по звуку, падает на кровать, и он заходит следом, плотно закрывая дверь.
Хината мечется на аккуратно заправленной кровати, испуганно раскрыв глаза и судорожно содрогаясь всем телом.
Нейджи трогает лоб, шею, руки, и неприятно холодеет, когда нащупывает быстрый, как у пойманной птицы, пульс на тонком запястье и выступившие крупные капли пота. налицо все симптомы прогрессирующей лихорадки, и он хочет сходить за медикаментами, но его останавливает внезапно сильная хватка за запястье.
Хината что-то бормочет, быстро-быстро шевеля губами и срываясь на полушепот, и Нейджи наклоняется к ней ближе. но внезапно она притягивает его за шею, полуразборчиво выдыхая ему в ухо:
-не...не... не уходи...я...прошу...тебя...
-Хината...-сам переходя на шепот, говорит Нейджи, и от ее непривычной близости кружится голова и прилипает язык к небу, а тело щекочет медленно нарастающий жар. еще немного касаний влажных губ к раковине уха, еще немного порывистых движений ее горячего тела, восприятие через одежду которого обострилось до предела, и еще немного тяжелых ударов сердца, как обратный отсчет мины.
три...
Хината жалобно стонет, выгнувшись в его руках, и сплевывая забившиеся в уголках рта волосы.
два...
Она притягивает его за затылок, силясь приподняться, но лишь безуспешно цепляя волосы прыгающими пальцами.
...один.
Нейджи вжимает ее в постель, до синяков стискивая оголенные плечи и приникая ищущими губами к шелковисто гладкой шее, скользя вверх по неистово бьющейся сонной артерии.
Хината в бреду дрожит и изгибается в его объятиях, раскрываясь навстречу, подставляясь под болезненно-острые ласки горячих пальцев и настойчивых губ. Нейджи уже почти не думает о том, что сейчас сделает со своей сестрой, которая мечется в припадке болезни, и о том, что будет после.
потому что все внутри жжет губительный жар, быстро распространяясь по венам, оставляя после себя лишь пепел.
Нейджи знает, что это-гибель.
что еще немного- и все станет неважно.
еще немного...
-Наруто...кун...-выдыхает она, прижимая его к себе мокрыми ладонями, -Наруто...
и Нейджи понимает, что вновь ошибся.
ошибся еще тогда, когда не смог уничтожить этот бред в корне, еще мальчишкой, мстящим своей кузине за грехи ее семейства. что так и не уловил грани между ненавистью и одержимостью.
что впустил так глубоко, что не вырвать, не растоптать, не спрятаться.
...что позволил себе забыть о том, что Хината любит Наруто.
Нейджи знает, что это-гибель. что наконец сгорел дотла, и от всего, что раньше было раньше, остался лишь пепел.

Эпилог.
когда начинается четвертая великая война шиноби, в клане Хьюга ведется усиленная подготовка к будущим военным действиям. все способные сражаться мобилизованы, и наследница клана не исключение.
Хината, недавно выздоровевшая и все еще не полностью оправившаяся, с фанатичным блеском в глазах тренируется в поте лица, оттачивая боевые навыки, и изредка просит его помочь.
Нейджи, глядя в прозрачные, чистые глаза Хинаты, выражающие непоколебимое доверие, спокойно соглашается.
и в день первого боя, смотря на брезжащий рассвет вдалеке, он понимает, что не боится смерти. Потому что уже давно сгорел дотла.
потому что от всего, что раньше было важно, остался лишь пепел.


@музыка: Пять сантиметров в секунду...

@настроение: Зашибись:mosk:

@темы: инцест., Naruto, фики

10:14 

Название:Пелена.
Автор:Miss M.A.V.
Бета:Word и я :)
Фендом:Naruto.
Пейринг:Мадара/Изуна.
Жанр:Драма.
Рейтинг:PG-13.
Размер:Мини.
Категория:Яой.
Дисклеймер:Masashi Kishimoto.
Предупреждения:ООС,AU от канона,инцест.
Размещение:только Aj-Soo-Lu.
От автора:в честь моей первой записи в дневнике)))


Мир тускнеет медленно.
Сначала все вокруг будто окутывается пеленой, слишком легкой, чтобы мешать, но довольно ощутимой, чтобы не замечать её.
Но Мадара не волнуется, списывая это на усталость после нескончаемых битв и вытекающие из этого последствия. Есть гораздо более важные вещи, требующие внимания, и беспокоиться насчет ухудшающегося зрения просто нет времени.
Изуна молча смотрит на то, как он досадливо щурится, силясь прочесть очередной документ, иероглифы которого плывут, то смазываясь в крохотные чёрные пятнышки, то вовсе слипаясь в одну сплошную строчку ,и как придвигает свиток ближе к лапме, от больше теней, чем света. Иероглифы неохотно отрываются друг от друга, не переставая однако слегка подрагивать от неверного света. Мадара знает, что брат сейчас неотрывно следит за каждым движением, и что его глаза неярко мерцают в темноте, как сторожевые огни.
Когда пелена густеет и наливается сероватой белизной, смазывая контуры предметов и очертания лиц, Мадара, со смутной тревогой догадываясь о причине, постоянно старается сморгнуть её, беззвучно чертыхаясь и отводя тяжелые, непослушные пряди волос за уши, будто они во всем виноваты. Все доклады он поручает читать брату, отговариваясь нехваткой времени и усталостью.
Изуна послушно корпит над бесчисленными свитками, и его тонкая, прямая спина неясно качается в густом полумраке. Иногда Мадара гладит его напряженные плечи, изредка запуская ладони в прохладные ,гладкие волосы, слегка электризирующиеся от прикосновений. Изуна негромко вздыхает, смыкая веки, и незаметно подставляется под ласковые движения обыкновенно таких сильных и метких в бою рук брата.
Когда Мадара был ранен в пустяковой, как он сам говорил, стычке с кланом Сенджу в плечо, брат молча, одним лишь взглядом отметает все возражения и остается с ним, слабым и беспомощным не сколько от боли, а столько от того, что не может увидеть свои пальцев, будто сросшихся в одно мутное, бурое от крови пятно.
Мадара понимает, что Изуна уже давно обо всем догадался .
Брат аккуратно промывает рваные края раны, и в виноватой тишине слышится его ровное, спокойное дыхание . Мадара знает ,что его глаза усталые, покрасневшие ,с синевато-серыми кругами под ними ,и не имея возможности видеть его лица.
Когда все предметы начинают сливаться в одно грязное, пыльное пятно ,а пелена становится еще гуще и темнее ,заволакивая слизской мутью зрачки ,Мадара безвылазно лежит в постели, раздавленный беспомощностью и никчемностью.
Изуна ,на плечи которого взвалилась вся забота и сохранении авторитета всего клана, старается проводить со старшим братом как можно больше времени. Мадара знает ,что он похудел и побледнел еще больше ,а под глазами круги стали серовато-черными, делая его лицо похожим на оголенный череп .
Он устало трет глаза рукой, низко склонив голову, отчего волосы каскадом закрывают его лицо, и наверняка думает о дальнейшей судьбе своего брата. Мадара давно бросил эти размышления, понимая, что они не приведут ни к чему, кроме лишней боли .Поэтому он на ощупь подбирается к Изуне , закрыв глаза, чтобы не видеть вместо его лица размытое серое пятно, и наугад касается его груди, неровно вздрагивающей от прерывистого частого дыхания.
Мадара знает, что он плачет, и ничего не остается, кроме как обнять его за дрожащие плечи, прижимая к себе и по-прежнему закрыв глаза, к которым из-под ресниц пробиваются неясные всполохи света.
Младший брат, обыкновенно всегда несокрушимо спокойный и безупречно сдерживающий рвущиеся наружу чувства, человек, которого боятся, как огня, сейчас отчаянно и в то же время доверчиво льнет к нему, как прежде в далеком детстве.
И Учиха старший, горько усмехнувшись, осторожно приникает к его губам, искривленным беззвучными всхлипами, пытаясь остановить поток ненужного отчаяния. Изуна, прижимаясь ближе и запрокидывая голову, быстро отвечает, и Мадара чувствует, как дрожит его рука на плече, путаясь в жёстких прядях волос.
На губах остается соленый вкус его слез, смешанный с теплой влагой шумного дыхания.
Мадара понимает, что Изуна уже все для тебя решил.
Он глубоко вздыхает, размыкая ресницы и трогая кончиком языка вспухшие губы, прижимаясь щекой к прохладной, скользкой от слез к щеке брата.
Пелена сгустилась и почернела, будто впитав в себя всю тьму безлунной ночи, а недавние всполохи света исчезли .
И даже не смотря на это Мадара знает ,что брат улыбается, закрыв глаза и утыкаясь носом в смоляные, слегка влажные пряди.
… Мадара понимает, что Изуна уже все для себя решил.

@музыка: Alex Clare-Too Close

@настроение: Торжественное

Мысли Вслух

главная